Статьи: Налоговые проверки

При исследовании материалов дела арбитражный  суд установил, что по рассматриваемому эпизоду имеется вступивший в законную силу приговор суда общей юрисдикции по уголовному делу.  
В таком случае, согласно ст. 69 АПК РФ,  приговор суда обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
АРБИТРАЖНЫЙ СУД НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
РЕШЕНИЕ
от 3 июня 2016 г. по делу N А44-8854/2014
Извлечение.
… суд приходит к выводу о наличии достаточных оснований считать доказанными доводы Инспекции об отсутствии у Общества в спорном периоде права на вычеты НДС по счетам - фактурам ООО "ПСТ-1", и права на учете в составе расходов затрат на оплату работ данного юридического лица по ремонту асфальтобетонного покрытия по договору подряда N 198/11 от 26.07.2011 между Обществом (заказчиком) и ООО "ПСК-1" (подрядчиком) на АГЗС Общества по адресам: 1) Новгородская область, г. Чудово, 582 км трассы Москва-Санкт-Петербург; 2) г. Великий Новгород, ул. Радищева, д. 2; 3) г. Великий Новгород, ул. Державина, д. 2, поскольку первичные документы по данным работам составлены в отсутствие их реального выполнения ООО "ПСТ-1".
Согласно части 4 статьи 69 АПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
Новгородским районным судом Новгородской области от 16.02.2015 по уголовному делу N 1-193/15 вынесен приговор от 14.12.2015 в отношении Черного В.А. - руководителя Общества, которым Черный В.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 159 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на один год и шесть месяцев (условно); данный приговор апелляционным определением Новгородского областного суда от 14.04.2016 оставлен без изменения, вступил в законную силу (том 7 листы 71-95).
В ходе рассмотрения уголовного дела судом общей юрисдикции были установлены обстоятельства по вопросам реальности выполнения работ ООО "ПСТ-1" по договору подряда с Обществом N 198/11 от 26.07.2011. Фактически в рамках уголовного дела в отношении руководителя Общества Черного В.А. установлены обстоятельства и факты наличия и отсутствия выполнения работ по договору подряда N 198/11 от 26.07.2011, заключенному между Обществом (заказчиком) и ООО "ПСК-1" (подрядчиком), произведена оценка доказательств, в том числе и тех, на которых основаны выводы Инспекции по обжалуемому решению.
Как следует из имеющего в материалах дела приговора суда общей юрисдикции в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении руководителя Общества, признанного виновным в мошенничестве путем обмана, совершенного с использованием служебного положения, ввиду незаконного получения денежных средств, причитающихся к возмещению Обществу ввиду необоснованного принятия к вычету НДС по результатам мнимых сделок с ООО "ПСТ-1", реальность которых подлежала выяснению при рассмотрении настоящего дела, суд установил следующее.
Руководитель Общества Черный В.А. изготовил договор подряда N 198/11 от 26.07.2011 о выполнении ООО "ПСК-1" работ по капитальному ремонту асфальтобетонного покрытия, работ по ремонту навесов и работ по установке бортовых камней в количестве 420 штук на трех АГЗС Общества по адресам:
1) Новгородская область, г. Чудово, 582 км трассы Москва-Санкт-Петербург (локальная смета N 204 на сумму 6 239 718 руб., акт о приемке выполненных работ N 204 от 01.07.2012 на сумму 6 239 718 руб., справка о стоимости выполненных работ N 204 от 01.07.2012 на сумму 6 239 718 руб., счет-фактура N 00000204 от 01.07.2012 на сумму 6 239 718 руб.);
2) г. Великий Новгород, ул. Радищева, д. 2 (локальная смета N 20 на сумму 9 376 300 руб., акт о приемке выполненных работ N 205 от 01.07.2012 на сумму 9 376 300 руб., справка о стоимости выполненных работ N 205 от 01.07.2012 на сумму 9 376 300 руб., счет-фактура N 00000205 от 01.07.2012 на сумму 9 376 300 руб.);
3) г. Великий Новгород, ул. Державина, д. 2 (локальная смета N 206 на сумму 15 132 981 руб., акт о приемке выполненных работ N 206 от 01.07.2012 на сумму 15 132 981 руб., справка о стоимости выполненных работ N 206 от 01.07.2012 на сумму 15 132 981 руб., счета-фактуры: N 00000136 от 21.05.2012 на сумму 9 288 959,01 руб., N 00000148 от 25.05.2012 на сумму 211 040,99 руб., N 00000161 от 29.06.2012 на сумму 14 700 000,0 руб.) (том 7 листы 71а-72).
Согласно данным документам Обществом в порядке статей 171, 172 НК РФ принят к вычету НДС в сумме 4 690 525,0 руб., который Инспекция доначислила по обжалованному решению, и уменьшена налогооблагаемая база по налогу на прибыль на сумму затрат по данному договору - на 26 058 474 руб. (с учетом уменьшения Инспекцией по итогам проверки заявленного Обществом по декларации по налогу на прибыль за 2012 год убытка 5 912 915 руб., налог на прибыль доначислен в решении в сумме 4 029 112 руб., том 7 лист 114).
Вместе с тем, как установил суд при рассмотрении уголовного дела, ООО "ПСК-1" выполнило только часть работ, а именно: по ремонту навесов на АГЗС по адресам: 1) Новгородская область, г. Чудово, 582 км трассы Москва-Санкт-Петербург; 2) г. Великий Новгород, ул. Державина, д. 2, а также работы по установке бортовых камней в количестве 420 штук на АГЗС по адресу: Новгородская область, г. Чудово, 582 км трассы Москва-Санкт-Петербург (том 7 лист 72), поскольку отсутствие данных работ в реальности не было подтверждено неоспоримыми доказательствами (все сомнения трактуются судом в пользу подсудимого, соответственно, данные работы признаны судом предположительно выполненными (том 7 лист 85)).
Однако, при этом судом достоверно установлено, что в действительности работы по капитальному ремонту асфальтобетонного покрытия на все трех АГЗС Общества, перечисленных выше, ООО "ПСК-1" не выполняло, первичные документы в подтверждение данных работ были составлены в целях создания условий для хищения денежных средств путем незаконного возмещения НДС по декларации Общества, содержащей заведомо ложные сведения (том 7 лист 72); ООО "ПСК-1" является фиктивной организацией (том 7 лист 84).
Как указано выше, согласно части 4 статьи 69 АПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом, поэтому установленные в рамках уголовного дела обстоятельства относительно наличия либо отсутствия факта выполнения работ по договору подряда от 26.07.2011 N 198/11 имеют преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела.
Действующие во всех видах судопроизводства общие правила распределения бремени доказывания предусматривают освобождение от доказывания входящих в предмет доказывания обстоятельств, к числу которых процессуальное законодательство относит обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением по ранее рассмотренному делу (статья 90 УПК РФ, статья 61 ГПК РФ, статья 69 АПК РФ). В данном основании для освобождения от доказывания проявляется преюдициальность как свойство законной силы судебных решений, общеобязательность и исполнимость которых в качестве актов судебной власти обусловлены ее прерогативами.
Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.
Исходя из изложенного, установленные Новгородским районным судом во вступившем в законную силу приговоре от 14.12.2015 по уголовному делу N 1-193/15 в отношении Черного В.А. - руководителя Общества по вопросам реальности (факта) выполнения работ ООО "ПСК-1" по договору подряда от 26.07.2011 N 198/11 обстоятельства суд принимает, как не подлежащие доказыванию.
 

При исследовании материалов дела суд установил.
1. Реальность сделок со спорными контрагентами налоговым органом не оспаривается, доказательства несовершения хозяйственных операций с ними отсутствуют. Факт поставки товара на склад, факт доставки товара продавцом, факт использования в производстве поставленной продукции налоговым органом не опровергается.
2. Претензии к правильности оформления первичных документов у налогового органа, отсутствуют. 
3. Отсутствуют доказательства об  осведомленности общества о нарушениях у спорных контрагентах, либо о совместных действиях общества и спорных контрагентов.   
4. Спорные контрагенты длительное время получали денежные средства на расчетный счет и сдавали отчетность, превышающую сумму операций с обществом. При этом  доказательства обналичивания полученных денежных средств  спорными контрагентами, не приведены.
5. Руководители спорных  контрагентов отказались от участия в их деятельности и оспорили факт подписания документов для общества. Но почерковедческая экспертиза первичных документов не проводилась. 
6. Спорные контрагенты не имели возможности выполнить работы в связи с отсутствием ресурсов. 
 
Вывод суда: при отсутствии доказательств того, что налогоплательщик использовал инструменты гражданско-правовых сделок исключительно для получения необоснованной налоговой выгоды, либо того, что ему было известно о нарушениях, допущенных его контрагентами и он сознательно заключал сделки, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, на налогоплательщика не может быть возложена ответственность за нарушения, допущенные его контрагентом. 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КУРСКОЙ ОБЛАСТИ 
РЕШЕНИЕ
от 27 мая 2016 г. по делу N А35-9683/2015
Извлечение.
Рассмотрев материалы дела, заслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд установил:
…Налогоплательщик не согласился с выводами налогового органа и в установленном ст. 101.2 НК РФ порядке 07.09.2015 г. обратился с апелляционной жалобой в УФНС России по Курской области, ссылаясь, в частности, на необоснованность доначисления налогов в указанных суммах, начисления соответствующих пени и санкций, так как, по мнению заявителя, факт реальности сделок с указанными контрагентами налоговым органом не оспаривается, в решении по проверке отражен факт неоднократных поставок по договорам с данными контрагентами, об осуществлении деятельности данных организаций в проверяемый период свидетельствуют также и представляемая в налоговые органы отчетность данных организаций, данные организации являлись реально функционирующими на момент совершения с ними сделок ООО "Обоянский консервный завод", Общество предприняло все доступные меры осмотрительности, перед подписанием договоров все контрагенты были проведены посредством Интернет-сайта, оснований для сомнений в добросовестности контрагентов не было, при проведении допросов лиц, являющихся руководителями было установлено, что все опрошенные не отрицают факта регистрации на себя указанных организаций, и то, что они не являются руководителями, налоговым органом факт поставки товара на склад, факт доставки товара продавцом, факт использования в производстве не опровергается, вывод о недостоверности счетов-фактур и первичных бухгалтерских документов, подписанных неустановленными лицами, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной, ни в акте проверки, ни в решении не дана оценка уточненным декларациям налогоплательщика по налогу на прибыль организаций за 2010 г. и 2011 г., все документы, подтверждающие правомерность заявленных убытков предоставлялись проверяющим во время выездной проверки, налоговые регистры "Расчет прибыли от реализации товарной продукции и прочих доходов" за 2010 и 2011 г.г. прилагались к возражениям. Ксерокопия апелляционной жалобы приобщена к материалам дела.
…По мнению налогового органа, ООО "Обоянский консервный завод" действовало без должной осмотрительности и осторожности с вышеуказанными контрагентами. Основанием для доначисления оспариваемых сумм налогов послужил вывод Инспекции о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате финансово-хозяйственных операций с ООО "Прпонто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира". Материалами проверки в отношении указанных контрагентов установлено, что руководители и учредители данных организаций отказываются от участия в деятельности организаций, зарегистрированных на их имя, документы по финансово-хозяйственной деятельности подписывались не ими, доверенности на подписание документов не выдавались, имущество, зарегистрированное за указанными юридическими лицами отсутствует, работники и указанных контрагентов также отсутствуют, в соответствии с движением денежных средств по расчетным счетам указанных юридических лиц отсутствуют перечисления денежных средств за аренду кого-либо имущества, хозяйственных расходов, коммунальных платежей, других аналогичных расходов, документы, представленные ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира" в банки для открытия расчетных счетов руководители данных организаций не подписывали, большая часть денежных средств, получаемых от указанных юридических лиц на расчетные счета обналичивались, остальные денежные средства перечислялись в организации, имеющие признаки фирм-однодневок, в том числе и между собой перечисляли денежные средства, что свидетельствует об отсутствии реальной производственной деятельности и о наличии согласованной схем ухода от налогообложения с целью получения необоснованной налоговой выгоды, то есть основная часть денежных средств выводилась из хозяйственного оборота и не использовалась в финансово-хозяйственной деятельности, транспортные средства, зарегистрированные за ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира" отсутствуют, установить, чьим транспортом и откуда осуществлялась доставка товара в адрес ООО "Обоянский консервный завод" не представляется возможным, так как руководители данных организаций пояснили, что не имеют отношения к финансово-хозяйственной деятельности зарегистрированных на них организаций, а других работников данные организаций не имеют. Так, допрошенный в качестве свидетеля Севостьянов С.И., указанный как руководитель ООО "Пронто" и ООО СХП "Велес" показал, что подписывал по просьбе незнакомых мужчин за вознаграждение документы, необходимые для регистрации на его имя указанных организаций, однако документов для открытия банковских счетов не подписывал, также как и документов по финансово-хозяйственной деятельности, сделок от имени указанных организаций не совершал. Допрошенный в качестве свидетеля Колбасенко М.В., указанный в качестве руководителя ООО "Техноград" пояснил, что подписывал по просьбе незнакомого мужчины по имени Игорь за вознаграждение документы, необходимые для регистрации на его имя предприятия, однако никаких документов по финансово-хозяйственной деятельности зарегистрированных на его имя предприятий - ООО "Техноград" и ООО ТД "Строймаш" не подписывал, договоры от их имени ни с кем не заключал,, печатей у него не было, доверенностей не подписывал, товарно-материальные ценности не приобретал и не реализовывал. Допрошенный в качестве свидетеля Слепухов С.А., указанный в качестве руководителя ООО "ТГ "Слепс" пояснил, что по просьбе незнакомого мужчины по имени Алексей за вознаграждение подписал и заверил у нотариуса необходимые для регистрации предприятия документы, учредительные и регистрационные документы всегда находились у Алексея, по просьбе Алексея Слепухов С.А. выписывал доверенности от имени ООО "ТГ "Слепс", никаких документов по финансово-хозяйственной деятельности данного предприятия он никогда не подписывал, никаких сделок от имени указанной организации не совершал, расчетными счетами не распоряжался, документов по проведению платежей не подписывал. Допрошенный в качестве свидетеля Умрихин С.Ф., указанный в качестве руководителя ООО "Кира", показал, что по просьбе мужчины по имени Роман за вознаграждение подписывал документы для регистрации организации, однако ему ничего не известно о деятельности данной организации и ее местонахождении, печати данной организации у него не было, документы по финансово-хозяйственной деятельности организации он не подписывал, доверенностей от имени ООО "Кира" никому не давал. По мнению налогового органа, материалы выездной налоговой проверки материалы выездной налоговой проверки не содержат доказательств того, что Обществом при истребовании от контрагентов учредительных документов и документов, подтверждающих их государственную регистрацию, были осуществлены действия по проверке реальности существования выбранной организации как субъекта предпринимательской деятельности, полномочий лиц, представляющих интересы контрагентов, составляющих и подписывающих хозяйственные документы, деловой репутации, платежеспособности контрагентов, а также наличия у контрагентов необходимых материальных и трудовых ресурсов.
…Налоговым органом установлено, что данный налогоплательщик в проверяемом периоде, осуществлял реальную предпринимательскую деятельность, о чем, в частности, свидетельствуют полученные налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки данные выписки банка о поступлении на счет налогоплательщика средств от реализации товаров (работ, услуг).
В ходе выездной налоговой проверки налогоплательщиком были представлены все первичные бухгалтерские документы, подтверждающие размеры заявленных вычетов, что налоговым органом не оспаривается.
полученным по договору поставки N 11 от 28.02.2011 г. от ООО "Пронто" N 18 от 28.02.2011 на сумму 594750 руб. 00 коп., в том числе НДС 90724 руб. 58 коп.;
по договорам поставки без номеров от 01.08.2011 г., от 01.09.2011 г., от 13.09.2011 г., от 01.10.2011 г. от ООО СХП "Велес" N 182 от 02.08.2011 на сумму 262500 руб., в том числе НДС 40042 руб. 37 коп., N 2040 от 19.08.2011 на сумму 584528 руб. 00 коп., в том числе НДС 89165 руб. 29 коп., N 214 от 13.09.2011 г. на сумму 183000 руб. 00 коп., в том числе НДС 27915 руб. 25 коп., N 222 от 23.09.2011 г. на сумму 222000 руб. 00 коп., в том числе НДС 33864 руб. 25 коп., N 236 от 01.10.2011 на сумму 386432 руб. 00 коп., в том числе НДС 58947 руб. 25 коп., N 242 от 07.10.2011 на сумму 62786 руб. 20 коп., в том числе НДС 9577 руб. 56 коп.;
по договорам поставки без номера от 01.06.2011 г., от 01.11.2011 г., от 01.02.2012 г. от ООО "Техноград" N 235 от 28.09.2011 на сумму 217300 руб. 00 коп., в том числе НДС 33147 руб. 45 коп., N 372 от 14.12.2011 г. на сумму 99550 руб. 00 коп., в том числе НДС 15185 руб. 60 коп., N 101 от 09.ю06.2011 на сумму 1480000 руб. 00 коп., в том числе НДС 225762 руб. 70 коп., N ОлТГ0000098 от 09.02.2012 на сумму 67000 руб., в том числе НДС 10220 руб. 34 коп., N 332 от 01.12.2011 на сумму 64000 руб., в том числе НДС 9762 руб. 71 коп., N 373 от 14.12.2011 на сумму 47000 руб., в том числе НДС на сумму 7169 руб. 49 коп.;
по договорам поставки без номера от 20.03.2012 г., от 10.034.2012 г., от 25.05.2012 г. от ООО "ТГ "Слепс" N 16 от 20.03.2012 г. на сумму 124000 руб. 00 коп., в том числе НДС 18915 руб. 26 коп., N 36 от 10.04.2012 г. на сумму 138830 руб. 51 коп., в том числе НДС 25169 руб. 49 коп., N 116 от 25.05.2012 г. на сумму 57000 руб. 00 коп., НДС 8694 руб. 92 коп.;
по договорам поставки N 1 от 01.08.2012 г., N 2 от 12.08.2012 г., N 3 от 05.09.2012 г., N 4 от 20.09.2012 г., N 5 от 25.09.2012 г., N 6 от 19.10.2012 г. от ООО "Кира" N 111 от 01.08.2012 г. на сумму 522000 руб. 00 коп., в том числе НДС 79627 руб. 12 коп., N 97 от 12.08.2012 г. на сумму 900000 руб. 00 коп., в том числе НДС 137288 руб. 14 коп., N 99 от 20.08.2012 г. на сумму 480000 руб. 00 коп., в том числе НДС 73220 руб. 00 коп., N 125 от 05.09.2012 г. на сумму 1360000 руб. 00 коп., в том числе НДС 207457 руб. 63 коп., N 144 от 20.09.2012 г. на сумму 1360000 руб. 00 коп., в том числе НДС 207457 руб. 63 коп., N 19 от 19.10.2012 г. на сумму 1400000 руб. 00 коп., в том числе НДС 213559 руб. 32 коп.
Как указано в оспариваемом решении, полученных от указанных контрагентов товары были оприходованы ООО "Обоянский консервный завод на основной склад, суммы налога на добавленную стоимость, отраженные в вышеуказанных счетах-фактурах, полученных от ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира", отражены в составе налоговых вычетов в представленных налогоплательщиком налоговых декларациях за соответствующие периоды.
Полученная продукция оплачена ООО "Обоянский консервный завод" указанным контрагентам в установленном порядке через банк, что налоговым органом также не оспаривается и подтверждено материалами дела.
В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом претензий к правильности оформления счетов-фактур, полученных ООО "Обоянский консервный завод" от имени ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира" не предъявлялось. Почерковедческая экспертиза представленных от имени ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира" не проводилась. Потому вывод о подписании указанных документов неустановленными лицами представляется суду произвольным и необоснованным, не подтвержденным документально. Указанные в акте выездной налоговой проверки и оспариваемом решении фактические обстоятельства указывают на то, что ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира" существовали в указанный период.
У данных организаций были открыты расчетные счета в банках и по ним осуществлялись денежные операции, что свидетельствует об осуществлении и указанными контрагентами финансово-хозяйственной деятельности. Так, на счет ООО "Пронто" в СБ РФ за проверяемый период поступило 46662628 руб., в АКБ "Авангард" - 56784885 руб. 03 коп., в АКБ "Пробизнесбанк" - 65197351 руб. 77 коп. На счета ООО СХП "Велес" в ОАО "Сбербанк России" поступило в проверяемом периоде 35595632 руб., в АКБ "Пробизнесбанк" - 44989811 руб. 83 коп. На счета ООО "Техноград" в проверяемом периоде в ОАО "Сбербанк России" поступило 134831609 руб. 03 коп., в АКБ "Пробизнесбанк" - 30981102 руб. 50 коп. На счета ООО "ТГ "Слепс" в проверяемом периоде в АКБ "Пробизнесбанк" поступило 28729051 руб. 49 коп., в ПАО "Промсвязьбанк" - 68312874 руб. 06 коп., в ОАО "Сбербанк России" - 39625282 руб. 03 коп. На счета ООО "Кира" в проверяемом периоде в АКБ "Пробизнесбанк" поступило 25978540 руб. 00 коп., в ПАО "Восточный экспресс банк" - 76291750 руб. 50 коп.
В ходе проведения выездной налоговой проверки по указанным контрагентам налоговым органом от налоговых органов по месту учета указанных контрагентов были получены данные об их бухгалтерской и налоговой отечности за проверяемый период, согласно которым декларации по НДС и налогу на прибыль предоставлялись не нулевые. Так, ООО "Пронто" представило налоговую декларацию по НДС за 1 квартал 2011 г. с налоговой базой 20610328 руб., полученная НДС - 3709859 руб., налоговые вычеты - 3693764 руб., по налогу на прибыль организаций за 2011 г. - выручка от реализации 51428739 руб. ООО СХП "Велес" представило налоговые декларации по НДС за 3 квартал 2011 г. с налоговой базой 5570569 руб., полученная НДС - 849444 руб., налоговые вычеты - 844398 руб., за 4 квартал 2011 г. - налоговая база - 977626 руб., НДС полученная - 1759721 руб., налоговые вычеты - 1752103 руб., по налогу на прибыль за 2011 г. выручка от реализации составила 38683967 руб. ООО "Техноград" в проверяемом периоде представило в налоговый орган по месту учета декларации по НДС за 2011.г., 1,2 кварталы 2012 г., по налогу на прибыль организаций за 2011 г., 6 месяцев 2012 г. не нулевые. Декларация по НДС за 4 квартал 2011 г. с налоговой базой 11456201 руб., НДС полученная - 2062116 руб., налоговые вычеты - 2053900 руб. По декларации по НДС за 2 квартал 2012 г. сумма налога к уплате 4269 руб. 00 коп. По декларации по налогу на прибыль организаций за 2011 г. - сумма выручки от реализации 46934012 руб. Согласно ответа ИФНС России по г. Курску от 02.02.2015 г. N 09-07/0313 дсп @ полученного в ходе выездной налоговой проверки, ООО "Кира" предоставило налоговому органу декларации по НДС за 2012 г., 1 квартал 2013 г., по налогу на прибыль за 2012 г., 3 месяца 2013 г. не нулевые. Согласно декларации по налогу на прибыль организаций за 2012 г. доходы от реализации составили 75013086 руб. Таким образом, указанные цифры больше, чем полученная указанными контрагентами выручка от реализации товаров ООО "Обоянский консервный завод" в проверяемом периоде. Доказательств того, что предъявленные данными контрагентами ООО "Обоянский консервный завод" в соответствующие периоды счета-фактуры не отражены ими в представленных в налоговые органы декларациях по НДС налоговым органом не представлено.
В соответствии со ст. 172 НК РФ вычеты применяются после принятия на учет соответствующих товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.
Как следует из материалов дела, указанные условия применения налоговых вычетов также соблюдены ООО "Обоянский консервный завод" и претензий по ним налоговым органом предъявлено не было.
Как следует из материалов дела и отражено в акте выездной налоговой проверки и оспариваемом решении фактическое приобретение товаров, полученных от имени указанных контрагентов ООО "Обоянский консервный завод" и принятие их к учету налоговым органом не оспаривается.
Из материалов дела следует и налоговым органом не оспаривается, что оплата товаров производилась ООО "Обоянский консервный завод" безналичным путем через банк, что подтверждается, в частности, выписками со счетов в банке ООО "Обоянский консервный завод" и указанных контрагентов налоговым органом также не оспаривается. Ссылка налогового органа на то, что все поступившие от ООО "Обоянский консервный завод" денежные средства обналичивались носит предположительный характер и не подтверждена документально, подробный анализ выписок со счетов указанных контрагентов в банках за указанный период надлежащим образом не проводился, не установлено, сколько и от кого денежных средств поступало и сколько было списано в одном и то же периоде, указанные данные не содержатся ни в акте выездной налоговой проверки, ни в оспариваемом решении, ни в представленных в ходе рассмотрения настоящего дела пояснениях налогового органа.
Таким образом, у ООО "Обоянский консервный завод" были все предусмотренные законом основания для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам, полученным от указанных контрагентов в проверяемом периоде.
…В Постановлении Президиума от 20.04.2010 N 18162/09 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал на то, что обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.
Таким образом, вывод о недостоверности счетов-фактур и первичных бухгалтерских документов, подписанных неустановленными лицами, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.
Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 16.10.2003 N 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не вправе истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством, в том числе выяснять, устанавливать действительных руководителей этих организаций и исследовать достоверность подписей на первичных документах.
Доказательств того, что ООО "Обоянский консервный завод" и его контрагенты действовали согласованно и целенаправленно именно для необоснованного получения налоговой выгоды и не имеют разумной хозяйственной цели, налоговым органом не представлено.
Следовательно, при отсутствии доказательств того, что налогоплательщик использовал инструменты гражданско-правовых сделок исключительно для получения необоснованной налоговой выгоды, либо того, что ему было известно о нарушениях, допущенных его контрагентами и он сознательно заключал сделки, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, на налогоплательщика не может быть возложена ответственность за нарушения, допущенные его контрагентом.
В рассматриваемой ситуации инспекция не представила убедительных доказательств того, что ООО "Обоянский консервный завод" действовало без должной осмотрительности, знало о нарушениях, допущенных его контрагентами, преследовало исключительно цель получения необоснованной налоговой выгоды, в отсутствие осуществления реальной хозяйственной деятельности.
…Налоговым органом не представлено доказательств законности и обоснованности сделанных в ходе выездной налоговой проверки выводов о необоснованности получения ООО "Обоянский консервный завод" необоснованной налоговой выгоды в виде вычетов по налогу на добавленную стоимость по сделкам с ООО "Пронто", ООО СХП "Велес", ООО "Техноград", ООО "ТГ "Слепс" и ООО "Кира".
При таких условиях у налогового органа не было правовых оснований для доначисления налога на добавленную стоимость в указанных заявителем суммах.
Соответственно, в силу положений ст. 75 НК РФ у налогового органа также не было оснований для начисления пени на доначисленные налоги при отсутствии недоимки и начисления штрафа в силу положений ст. ст. 108, 109 НК РФ.
При таких условиях требования заявителя в данной части обоснованны и подлежат удовлетворению.
 

При исследовании материалов дела суд установил.

1. Акты выполненных работ  не содержат:

 -сведения о конкретном виде изделий, настройка и регулировка которых осуществлялась, 

-данные о количестве обработанных плат; 

-характеристики печатных плат и вид оборудования, для которого они предназначены; 

-не указано, какую именно настройку и регулировку необходимо осуществить; 

отсутствуют данные об исполнителях работ, а именно Ф.И.О. работников, выполнивших спорные работы; 

-сроки начала и окончания работ.

2. Работники общества подтвердили, что все работы общество выполнило само, без привлечения сторонних организаций.

3. Руководители спорных  контрагентов отказались от участия в их деятельности. 

4. Спорные контрагенты не имели возможности выполнить работы в связи с отсутствием ресурсов. 

5. Спорные контрагенты не производили  расходы на ведение обычной хозяйственной деятельности (арендные, коммунальные платежи, оплата труда), по адресу, указанному в учредительных документах, не располагались.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 15 декабря 2016 г. по делу N А82-10616/2015
Извлечение.
Руководствуясь статьями 169, 171, 172 и 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), Арбитражный суд Ярославской области пришел к выводам об отсутствии реальных хозяйственных отношений между Обществом и ООО "Виктория", ООО "Ярресурс" и создании формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде завышения вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль.
Апелляционный суд, дополнительно руководствуясь статьями 247 и 265 Налогового кодекса Российской Федерации, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", согласился с выводом суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.
Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21.
Счета-фактуры являются основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 настоящей статьи (пункт 2 названной статьи).
В пункте 1 статьи 171 Кодекса установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
В силу пункта 2 статьи 171 Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса (абзац первый пункта 1 статьи 172 Кодекса).
Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов (абзац 2 пункта 1 статья 172 Кодекса).
Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.
В пункте 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, под которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Как следует из пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 4 данного постановления).
В соответствии с пунктами 5 Постановления N 53 о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут свидетельствовать: невозможность реального осуществления операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета; наличие особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций.
Согласно части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые их приняли.
В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства суд оценивает во взаимосвязи и совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.
Суды установили и материалами дела подтверждается, что ООО "Комито" специализируется на производстве инверторов специального применения - электронных преобразователей частоты тока для промышленных вибраторов. Процесс изготовления продукции включает в себя сборку и пайку печатных плат, механообработку деталей, монтаж, сборку продукции, тестирование и наладку электроники.
Как следует из материалов дела и установили суды, в проверяемом периоде ООО "Комито" (заказчик) и ООО "Ярресурс" (изготовитель) заключили договор от 01.11.2011 N 03/2011, по условиям которого изготовитель обязан выполнить по технической документации заказчика работу по проверке изделий и сдать ее результат заказчику, а последний - принять и оплатить работы.
Общество договор с ООО "Виктория" на выполнение работ не заключало.
По хозяйственным операциям с данными контрагентами Общество заявило вычет по НДС, и учло затраты в составе расходов при исчислении налога на прибыль, в обоснование чего представило акты выполненных работ и счета-фактуры.
В ходе проверки налоговый орган установил, что акты не содержат идентифицирующих признаков производства работ, в них не указаны сведения о конкретном виде изделий, настройка и регулировка которых осуществлялась, в каком количестве; не обозначены характеристики печатных плат и вид оборудования, для которого они предназначены; не указано, какую именно настройку и регулировку необходимо осуществить; отсутствуют данные об исполнителях работ, а именно Ф.И.О. работников ООО "Виктория" и ООО "Ярресурс", выполнивших спорные работы, а также отсутствуют сроки начала и окончания работ.
В отношении ООО "Ярресурс" суды установили, что общество зарегистрировано 28.02.2011 и снято с учета в связи с исключением из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) 13.03.2014 в результате ликвидации по решению государственных органов; данная организация не имела трудовых ресурсов и имущества, у нее отсутствовали расходы на ведение обычной хозяйственной деятельности (арендные, коммунальные платежи, оплата труда), объекты недвижимости и транспортные средства не зарегистрированы; по адресу, указанному в учредительных документах, общество не располагалось.
Учредителем указанного общества в спорный период являлся Яблоков И.В., из пояснений которого следует, что в данной организации числился формально и за денежное вознаграждение, ведением хозяйственной деятельности не занимался, первичных документов как директор ООО "Ярресурс" не подписывал, сделок не совершал. Согласно заключениям почерковедческой экспертизы документы, в том числе договор, акты выполненных работ, счета-фактуры, подписаны неустановленными лицами с подражанием подлинным подписям Яблокова И.В.
В отношении ООО "Виктория" суды установили, что общество зарегистрировано 17.11.2010; решением налогового органа от 19.09.2014 указанное юридическое лицо исключено из ЕГРЮЛ как недействующее и относится к категории налогоплательщиков, не представляющих отчетность в налоговый орган; последняя бухгалтерская отчетность представлена в инспекцию за четвертый квартал 2011 года, операции по счету приостановлены. Данное Общество не имеет трудовых ресурсов и имущества, у него отсутствуют расходы на ведение обычной хозяйственной деятельности (арендные, коммунальные платежи, оплата труда), объекты недвижимости и транспортные средства не зарегистрированы; по адресу, указанному в учредительных документах, не располагалось.
Директором данной организации в спорный период являлся Ронжин А.А., из пояснений которого следует, что в данной организации числился формально и за денежное вознаграждение, ведением хозяйственной деятельности не занимался, первичных документов как директор ООО "Виктория" не подписывал, сделок не совершал. Согласно заключениям почерковедческой экспертизы установить, кем, Ронжиным А.А. или иным лицом, подписаны представленные документы не представилось возможным из-за малого объема содержащейся в подписи графической информации, обусловленного ее краткостью и простотой строения (всего одна читаемая буква).
Работники ООО "Комито" в ходе допросов, проведенных налоговым органом в период проверки, подтвердили, что в организации шел полный процесс производства работ по выпуску продукции без привлечения сторонних лиц, такие организации, как ООО "Виктория" и ООО "Ярресурс", им не известны.
Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства, суды установили, что Общество не представило документов, в которых был бы конкретизирован характер поручаемой подрядчикам работы и ее объем, не согласовало технические задания, следовательно, налогоплательщик создал формальный документооборот в целях получения необоснованной налоговой выгоды; документы, представленные им, содержат недостоверные и противоречивые сведения, не подтверждают реальность хозяйственных операций с ООО "Виктория" и ООО "Ярресурс", поэтому не могут служить основанием для отнесения спорных расходов на затраты по налогу на прибыль и применения налоговых вычетов по НДС.
 

Счет-фактура является публично-правовым документом, дающим налогоплательщику право на правомерное уменьшение налога на добавленную стоимость на сумму налоговых вычетов.

Положения статьи 168 НК РФ, подлежат буквальному (неукоснительному) исполнению как налогоплательщиками, так и налоговыми органами, которые не вправе давать этим положениям расширительное истолкование.

Если выставленный счет-фактура не содержит достоверных сведений, предусмотренных законом, он не может являться основанием для принятия налогоплательщиком к вычету или возмещению сумм НДС.

Право налогоплательщика на вычет НДС не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате налога на добавленную стоимость, а также финансово-экономическим положением и поведением иных (третьих) лиц.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 10 ноября 2016 г. N 2561-О
Извлечение.
…2. Из сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 28 марта 2000 года N 5-П, от 17 марта 2009 года N 5-П, от 22 июня 2009 года N 10-П и от 3 июня 2014 года N 17-П; определения от 16 января 2009 года N 146-О-О, от 1 декабря 2009 года N 1553-О-П, от 1 марта 2012 года N 384-О-О и др.) следует, что, по смыслу статьи 57 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями ее статей 1 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), с обязанностью каждого платить законно установленные налоги и сборы соотносится достаточная свобода законодательного усмотрения при установлении правил налогообложения и определении основных параметров конкретных налогов, в пределах которой государство должно создавать надлежащие условия исполнения налоговой обязанности.
Обращаясь к анализу особенностей экономико-правовой природы налога на добавленную стоимость, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений (постановления от 28 марта 2000 года N 5-П, от 20 февраля 2001 года N 3-П и от 3 июня 2014 года N 17-П; определения от 8 апреля 2004 года N 169-О, от 4 ноября 2004 года N 324-О, от 15 февраля 2005 года N 93-О и др.) пришел к следующим выводам:
данный налог, будучи формой изъятия в бюджет части добавленной стоимости, создаваемой на всех стадиях производства и определяемой как разница между стоимостью реализованных товаров, работ и услуг и стоимостью материальных затрат, отнесенных на издержки производства и обращения, является косвенным налогом (налогом на потребление); при этом реализация товаров (работ, услуг) производится по ценам (тарифам), увеличенным на сумму налога, а бремя его уплаты, соответственно, ложится на приобретателя товаров (работ, услуг), которому, в свою очередь, предоставлено право уменьшить собственное налоговое обязательство на величину налоговых вычетов в размере суммы налога, предъявленной ему продавцом к уплате при реализации товаров (работ, услуг); уплате в бюджет по итогам налогового периода подлежит отрицательная разница между суммой налоговых вычетов и суммой самого налога, исчисленного налогоплательщиком по операциям, признаваемым объектом налогообложения; положительная разница возмещается налогоплательщику из бюджета;
в целях обеспечения надлежащего порядка применения налоговых вычетов и создания условий, позволяющих оценить их правомерность и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм налога на добавленную стоимость из бюджета, Налоговый кодекс Российской Федерации предусматривает в качестве основания принятия налогоплательщиком к вычету суммы этого налога по конкретной операции специальный документ - счет-фактуру, который выставляется продавцом и должен отвечать требованиям, закрепленным статьей 169 данного Кодекса; если же выставленный счет-фактура не содержит четких и однозначных сведений, предусмотренных законом, он не может являться основанием для принятия налогоплательщиком к вычету или возмещению сумм налога на добавленную стоимость, начисленных продавцом приобретенных им товаров (работ, услуг);
обязанность по выставлению счета-фактуры не распространяется, в частности, на реализацию товаров в розницу, а равно на лиц, которые не относятся к плательщикам указанного налога или освобождены от исполнения обязанностей по его исчислению и уплате, поскольку в этих случаях реализация товаров (работ, услуг) не предполагает предъявления покупателем уплаченной им в составе цены суммы налога для получения налогового вычета и не дает покупателю права на применение такого вычета, что исключает исчисление суммы налога и ее выделение из цены товаров (работ, услуг);
обязанность по выставлению счета-фактуры, как следует из статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации, распространяется на всех плательщиков налога на добавленную стоимость в качестве безусловного требования, а выделение суммы этого налога в счете-фактуре образует необходимое условие и достаточное формальное основание, с которым закон связывает в том числе и право налогоплательщика на получение налогового вычета.
Такие условия реализации права на применение налогового вычета обеспечивают, кроме прочего, устойчивость обложения налогом на добавленную стоимость, который исчисляется как часть конечной цены реализованного товара, притом что Налоговый кодекс Российской Федерации в связи с взиманием налога на добавленную стоимость по операциям реализации товаров (работ, услуг) предусматривает право покупателя на налоговый вычет суммы этого налога, предъявленной ему продавцом в цене сделки, с соблюдением установленных законных требований.
2.1. В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлениях от 14 июля 2003 года N 12-П и от 3 июня 2014 года N 17-П, детальное урегулирование порядка реализации плательщиками налога на добавленную стоимость своих правомочий, включая обязательность представления налоговому органу тех или иных документов, предусмотренных нормами публичного права и потому отличающихся незаменимостью, исключительностью и строгой формальной определенностью, обусловлено вытекающей из Конституции Российской Федерации и конкретизированной в Налоговом кодексе Российской Федерации связанностью налоговых органов законом.
Соответственно, поскольку счет-фактура является публично-правовым документом, дающим налогоплательщику право на правомерное уменьшение налога на добавленную стоимость на сумму налоговых вычетов, положения статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующие порядок исчисления этого налога и определяющие правовые последствия выставления счета-фактуры, подлежат буквальному (неукоснительному) исполнению как налогоплательщиками, так и налоговыми органами, которые не вправе давать этим положениям расширительное истолкование.
В частности, указанное право налогоплательщика не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате налога на добавленную стоимость, а также финансово-экономическим положением и поведением иных (третьих) лиц. Иное, вопреки конституционному принципу равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации) и связанному с ним принципу поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, могло бы лишить налогоплательщиков предсказуемости последствий исполнения ими закона.
 

Неисполнение  соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА
ПИСЬМО
от 23 декабря 2016 г. N СА-4-7/24825@
 
ОБЗОР
ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ, ОТРАЖЕННЫХ В СУДЕБНЫХ АКТАХ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВЕРХОВНОГО
СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПРИНЯТЫХ ВО ВТОРОМ ПОЛУГОДИИ
2016 ГОДА ПО ВОПРОСАМ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
Извлечение.
…Необоснованная налоговая выгода.
7. Противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность движения товара от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.
Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015 (ООО "Центррегионуголь" против Инспекции Федеральной налоговой службы России N 36 по городу Москве).
 
СТАТЬИ
© 2016 ООО "МАСТЕРФИНАНС". All Rights Reserved.

Search